Тысячи мужских глоток смогли достучаться до следователей

После задержания по горячим следам группы людей в окровавленной одежде и с травматикой на руках, к прокуратуре приезжает толпа родственников убийц из диаспоры, “заполоняют вход”, и “правоохранительные органы” отпускают 5 из 6 соучастников убийства.

“Идите и молитесь, чтобы через 40 дней вам отдали труп вашего мужа” — так разговаривали с Яной Свиридовой, теперь вдовой Егора Свиридова. До 11 декабря.

Владимир Маркин, руководитель управленяи взаимодействия со СМИ СК РФ заявил:

Это решение (объявить в розыск членов группы убийц) было принято с учётом большого общественного резонанса, вызванного этим преступлением.

То есть, Следственный Комитет Российской Федерации официально заявляет, что только большой общественный резонанс заставил их выполнять свою работу.

Нет общественного резонанса – убийцы с Кавказа могут не опасаться уголовной ответственности.

Почему Бастрыкин не хочет работать самостоятельно, без того, чтобы тысячи людей выражали протест против противозаконных действий его подчинённых на улицах?

[Как ты считаешь, надо ли брать на службу в милицию представителей нацменьшинств?]

До конца девяностых на службу крайне неохотно брали представителей нацменьшинств. Советская милиция не была подразделением ангелов, но парни с южных рубежей в стройные ряды не вписывались никак. И всё было бы ничего, если бы в Россию не поехали миллионы борцов за право на этническую независимость маленьких, но гордых республик. Только в Москве в настоящее время проживает больше миллиона азербайджанцев, которым независимость от Москвы уютнее переживать в Москве. Образовались гигантские диаспоры, внутри которых, как и во всех остальных социальных группах российского общества, буйным цветом цветут коррупция, мздоимство, воровство и этнический бандитизм. И вид всё это имеет далеко не столичный.

Ну а если есть преступные сообщества, это значит, внутри подобных сообществ надо вести оперативную работу: собирать информацию, подслушивать, подсматривать. А славяне её вести не могут — просто потому, что они славяне. У нас многим доподлинно известно, что “у преступности нет национальности”, но в этнических группировках про это не знают, и потому славян там нет. Чтобы внедриться в этническую диаспору, надо знать язык, надо знать обычаи, надо быть в курсе раскладов внутри диаспоры. Вести такую работу может только оперуполномоченный той же национальности, что и диаспора, внутри которой он работает. Таким образом приём на службу граждан всех национальностей — жизненная необходимость для страны. Тем более что для интеллектуально развитых русских служба в милиции — откровенное западло. А для толковых ребят из национальных республик — власть в руках, решение проблем и кратчайший путь к личному обогащению.

Казалось бы, всё правильно, государство не может отказывать в приёме на службу по национальному признаку. Это, безуслов
но, так. Тем более что дурацкие советские тезисы о “дружбе народов” нам теперь ни к чему, теперь народы могут свободно ненавидеть друг друга. Но самое интересное начнётся потом. Оно начнётся тогда, когда в МВД наберётся критическая масса граждан, взрощеных в ненависти к России и русским — ненависти этнической и религиозной. Граждан, отправленных на службу диаспорами и выучившихся на деньги диаспор — для того, чтобы помогать диаспоре изнутри МВД.

Когда пышущие ненавистью этнические группировки начнут захватывать руководящие должности на самом верху, расставлять по всем важнейшим постам своих братьёв, дядьёв, сватьёв. Когда без взятки в милицию можно будет вообще не соваться ни по какому вопросу — в строгом соответствии с нравами родного кишлака. Когда в ближайшем околотке тебя будут плохо понимать по-русски. Когда наоборот — на службу перестанут брать славян, потому что они там никому не нужны, ибо не родственники.

Вот тогда рассказы про жуткие этнические группировки евреев, заполонивших всё на свете, покажутся невинными проделками весёлой детворы.

admin