Чех Иржи Лоренц 65 лет хранил фотографии советских солдат

Вечером восьмого мая Зволе потрясло известие: возле городского пруда появилась техника Красной армии. Воодушевлённые жители деревни сбежались к пруду: там были танки, бронемашины, грузовики. Красноармейцы задавали местным жителям один-единственный, но такой важный для последующей судьбы Чехии вопрос: «Где Прага?». Дальнейшее мир уже знает: Прага стала последней европейской столицей, освобождённой Красной армией от немецких оккупантов.


Те солдаты были не последними, которых жители Зволе видели. Через несколько дней по деревенским улицам снова зачастили бронемашины и грузовики. На этот раз прибыло около трёх тысяч советских солдат (что, к слову, в пять раз превышало численность населения самой деревни) – это были войска маршала Малиновского.


– Всё, что советским солдатам было нужно, они тут же доставляли из Германии, – у нас, простых жителей, ничего не брали, скорее, отдавали своё, – вспоминает Йиржи Лоренц. Один капитан практически каждый день заходил к нам на дачу, без слов оставлял на столе ломоть хлеба – знал, как тяжело у нас в деревне с едой. Для меня, девятилетнего сорванца, приход военных значил лишь необыкновенное приключение: целые дни я проводил с солдатами.


Почему солдаты боялись темноты


Отец Йиржи увлекался фотографией. Он фотографировал и советских солдат, расположившихся в Зволе. Что и говорить – фото хотели все. До этого солдаты посылали домой лишь письма. Теперь каждый из них страстно хотел иметь снимок, как самое верное доказательство для родных, что их муж и отец всё ещё жив. Перед подвалом отца Йиржи выстраивались очереди. Некоторым было просто интересно, как «делаются» фотографии – многие бойцы ведь были из деревень, о фотографии вообще ничего не знали, может, и не фотографировались в жизни ни разу. Удивительно, бывалые солдаты с опаской спускались в тёмный подвал с отцом Йиржи, словно побаивались мало знакомого им чуда техники.


Однажды у фотографа закончилась фотобумага. «Ничего – привезём», – пообещали солдаты. В тот же день фотобумагу доставили из Германии. Отец Йиржи едва успел остановить солдат, когда те начали разворачивать бумагу под майским солнцем…


– В память мне тогда врезалась одна удивительная черта русских солдат, – продолжает свой рассказ Йиржи, -, фотографировался военный, у которого было три знака отличия, а затем – другой, у которого был всего один. Так тот первый снял свои медали и отдал второму – пусть дома знают, что и он – тоже герой.


Сотни фотографий послали в те дни солдаты из Звола на родину. С одной связана интересная история. На ней запечатлён советский солдат в чешской военной форме. Звали его лейтенант Чернигов, родом он был из Одессы – жил прямо на даче, вместе с семьёй Лоренцов. Чернигову очень нравилась чешская форма, о чём он обмолвился отцу Йиржи. Тот рассказал об этом знакомому портному, который и сшил собственноручно форму Чернигову. Бесплатно, конечно.


Вспоминает пан Лоренц и грустные моменты. На поле перед дачей Лоренцов пасся табун коней, за которым смотрел один старый солдат. Время от времени солдат усаживал маленького Йиржи к себе на колени, говоря, что он напоминает ему его детей. Из кармана солдат вытягивал старую фотографию с обтрёпанными краями – на ней были запечатлены его жена и двое ребятишек. «Всех убили фашисты» – плакал старый солдат.


– Тогда я, конечно, не понимал, почему солдат плачет. Теперь же, только вспомню об этом, и на глаза сразу же наворачиваются слёзы, – говорит пан Лоренц.


Войска простояли в деревне около трёх месяцев. В подвале отца Йиржи остались лежать все негативы, на которых были запечатлены солдаты маршала Малиновского… Шестьдесят пять лет хранил их пан Лоренц.


Переписывается ли в Чехии история


Хорошие воспоминания детства смешались в душе пана Лоренца с негативом по отношению к оккупации 1968г. Во время партийной чистки в начале семидесятых Йиржи Лоренц, ярый поборник недавней чешской «оттепели», был исключён из коммунистической партии Чехословакии. Именно ввод войск в 68-м, по мнению пана Лоренца, в значительной степени объясняет стремление сегодняшних чешских СМИ замалчивать связанные с СССР факты чешской истории.


– Когда праздновалось 64-летие Победы, я внимательно следил за тем, как освещается сегодня в Чехии военное время. Так вот за целый день, проведённый перед телевизором, я не увидел ни одного кадра военной хроники, где бы присутствовала советская армия. Зато было много кадров с американцами. В Чехии сейчас стараются убедить народ в том, что советские солдаты не участвовали в освобождении Чехословакии.


К сожалению, с каждым днём всё меньше и меньше остаётся очевидцев тех событий, которые могли бы что-либо опровергнуть или, наоборот, подтвердить. Я – один из них…


P.S: На прошлой неделе, в рамках празднования 65-летия Великой Победы, в пражском РЦНК была открыта выставка, частью которой стали фотографии с проявленных негативов Йиржи Лоренца. Пан Лоренц стал почётным гостем мероприятия.



В ТЕМУ:


Последние бои Второй мировой в Восточной Европе – это историческое яблоко раздора между восточноевропейскими странами и сегодняшней Россией. Сам факт, что 8 мая 1945г. Прагу освободили советские солдаты, в Чехии вроде бы не оспаривается. Тем не менее, с большим энтузиазмом рассматриваются сценарии возможного освобождения Праги американской армией. Как непрямое следствие подобной информационной политики в Чехии учащаются акты вандализма по отношению к памятникам советским солдатам, положившим 65 лет назад свои жизни за освобождение Чехословакии. Пример: в январе власти Брна опять подняли вопрос о возможном изменении символики: звезды, серпа и молота на памятнике советским солдатам, освободившим в 1945г. столицу Моравии от фашистов. Дескать, вышеупомянутые советские символы вызывают в памяти сегодняшних чехов не столько факт спасения страны войсками Красной армии, сколько неприятные для Чехии исторические даты – 1948-й и 1968-й гг. Баталии вокруг памятника идут уже три года. В 2007г. заместитель старосты (теперь уже – бывший) района Брно Кралово Поле (где и находится памятник) Рене Пелан лично срезал с монумента серп и молот как «символы тоталитаризма». Тогда по требованию российского Генконсульства в Брно памятник был полностью восстановлен. С тех пор он как минимум десять раз подвергался нападению вандалов. Споры вокруг памятника продолжаются…
Радует одно: несмотря на борьбу с «тоталитаризмом» 20-летней давности, вспыхивающую то и дело в разных городах Чехии (да, собственно говоря, и по всей Восточной Европе), пока ещё существуют обычные чешские граждане, пережившие войну, которые по своей инициативе продолжают ухаживать за могилами советских солдат.
О необходимости уважения истории, почитания памяти павших героев свидетельствуют и многочисленные письма ветеранов. Так, в феврале этого года в чешской газете «Гало Новины» было опубликовано открытое письмо трёх общественных организаций – Чешского союза бойцов за свободу, Чехословацкого союза легионеров и Общества военной истории, которые с возмущением осудили действия Р.Пелана и призвали неукоснительно чтить память павших, «отдавших свои жизни за нашу возможность существовать».


“Информ-Прага”

clipnews