Jet Peks: закарпатський фанк

— С чего началась твоя карьера музыканта?


Моя карьера музыканта еще фактически не началась, поскольку все деньги,
которые я зарабатываю, я зарабатываю путем другой профессии, которая
никак не связана с музыкой. Хотя посвятить ей всю свою жизнь я мечтал
еще со школьной скамьи. Занимаюсь музыкой уже лет шесть, хотя конкретно
танцевальной — всего лишь около года.

До этого я участвовал в рок-группе Deep Inside, где играл на басу, а также какое-то
время провел с ребятами из псевдобардовского коллектива “Лист
Мобіуса” — в нем я уже выполнял функции соло гитариста. Я особо
не спешил сразу хвататься за собственный проект — хотелось поначалу
набраться достаточно опыта.

— Что ты используешь, когда пишешь музыку?


Конечно, компьютер — без этого нынче никак, естественно — миди
клавиатуру, вертушку и микшер для записи скретчей и различных
вставок. Их живых инструментов — бас-гитару,
электроакустическую гитару и перкуссию. Дома еще валяются скрипка, баян
и труба, но я еще не очень хорошо умею на них играть, поэтому они ждут
своего часа.

— В основном ты распространял свою музыку среди друзей. Так достучаться до более широкой аудитории легче всего?

— Свою музыку я делаю для людей. Приятно, когда мои треки находят те уши, которые их будут слушать с удовольствием еще и еще. Как-то раз я тусил в одном из пабов Ужгорода и услышал свои композиции. Словами эти чувства не передать.

— У тебя есть какие-либо четкие мысли по поводу того, что будет с твоей музыкой дальше?

— С абсолютной уверенностью не могу сказать. Разных идей много. Пока интересуют такие направления, как фанки брейкс, бигбит, драм-н-бейс.

В твоих треках можно услышать много семплов, но ты сказал, что готовишь материал, где сведешь их использование к минимуму.


Для того, чтобы придать моей музыке более живое и динамичное звучание,
сейчас работаю в паре с басистом Славиком Шершуном. Хочется делать
действительно хорошие и качественные работы, поэтому я уделяю каждому
треку много внимания. Планирую привлечь духовые, чтобы еще больше
оживить композиции.

В общем, готовим веселенький и качающий
супчик, в состав которого войдет жирный живой бас, бодрые барабанные
сбивки, квакающие трубы и скретчи. Уже есть несколько почти готовых
работ, думаю, следующий релиз будет в формате EP. Хотя, если дела
пойдут хорошо, может, доведем до ума полновесный альбом.

— С какими трудностями на данном этапе продвижения себя как артиста ты столкнулся, в частности — на украинской сцене?


Наверное, больше всего тормозит финансовый вопрос. Так уже устроен мир,
что на все нужно деньги. На оборудование, на студию, на сессионных
музыкантов. И когда на это приходится тратить большую часть своих
доходов, то уже думаешь над тем, чтобы сделать действительно стоящую
вещь. В Украине все сложнее, чем за рубежом, но и там, чтобы чего-то добиться, нужно много работать.

— Близость к границе с Европой как-то повлияла на формирование тебя как музыканта?

— Фактически, нет. Кроме границ между странами еще существуют границы между людьми.

— К написанию музыки у тебя скорее подход музыканта, чем диджея. Ты как-то разделяешь для себя эти две роли?


На сегодняшнем этапе развития клубной музыки все труднее четко
разделять эти два понятия. Уже много диджеев используют живые
инструменты на выступлениях. Многие живые группы приглашают диджея для
участия в концертах. Четких границ уже нет, есть только идея: народ
должен отрываться и ощущать удовольствие от представления.

На
первых этапах освоения диджейского мастерства я не мог понять, что
же действительно делает диджей. Хотя и сейчас с трудом себе
представляю. Просто сводить треки для меня несколько скучно — где
же тогда акт творения,
где импровизация? Именно это артист и должен
показать слушателю. Свои выступления я планирую сделать максимально
живыми в плане подачи материала.

— Расскажи о западно-украинской электронной музыкальной сцене. Что происходит в Закарпатье?

— Из того, что я знаю и мне интересно, могу выделить таких людей и промо-группы,
которые вносят в клубную культуру Закарпатья нечто новое и проводят
замечательные вечеринки. Это Роман Пелех ака Redco, Alex Error из Tango
Tempo, Kust, Geoton и Smoke, продвигающие дабстеп и драм-н-бейс, техно
от UTC. Отдельно стоит выделить группу Keas за их новаторский подход.

Недавно
появилась организация Uzhorod Electronic Alternative Music. Есть
“творческое объединение” Chicarrones Shator — бигбит, брейкс, фанк,
балканская музыка, рок-н-ролл, хардкор и дикое
сумасшествие на танцполе. Мне, не без помощи идейных людей, удалость
весной сделать вечеринку в стиле регги и рагга джангл — Jah Rave
Conference. Есть коллективы, которые активно развивают новые течения
в танцевальной музыке и делают оригинальный саунд. Процесс идет,
но главный показатель — это число людей на мероприятиях. Оно неуклонно
растет.

— Кажется, ты не преследуешь цель зацепиться на каком-либо лейбле. Думаешь, молодые артисты сегодня могут обходиться без такой поддержки?


Сейчас слишком много лейблов и практически каждый может открыть
собственный. Я не вижу большой проблемы в том, чтобы сегодня донести
свою музыку до слушателя. Все-таки, я думаю, что для
начинающего артиста главное — признание слушающей его музыку аудитории,
а не мнение управляющих лейблов. Поэтому мой первый релиз Funk Me,
Whatta Groovy Trip!!! доступен для бесплатного скачивания.

Я
хочу, чтобы мои работы слушали, а не чтоб они пылились на полках
музыкальных магазинов. А поддержка всегда нужна как молодым, так
и состоявшимся артистам. Вряд ли вообще что-то можно сделать и построить без людей, которые в тебя верят и поддерживают. Богдан Лозицкий.

Знаки, фото Беати Дудаш

admin