Закарпатка на колінах просила в лікарів зробити кесарів розтин

Оксана с 40-летним мужем Олегом и двумя сыновьями — Владимиром, 16 лет, и 7-летним Вадимом живут в частном доме. Женщина работает на заводе по изготовлению автомобильных жгутов ”Джейбил”, муж — столяр.
— О беременности узнала в январе, на третьем месяце, — рассказывает Оксана. — Много ела, почувствовала движение в животе. Мы с мужем посоветовались и решили, что буду рожать. Беременность протекала нормально. Правда, были отеки и давление скакало время от времени. 2 июня врачи посоветовали лечь в патологическое отделение родильного. Родить должна была 12 июля. УЗИ показывало, что ребеночек весит 3500 граммов. Хотя живот у меня был большой.
— Врач Калий первым заметил, что не все хорошо, — приобщается к разговору Оксанин муж Олег. — При медосмотре спросил: почему такой большой живот?
15 июня женщина отпросилась из больницы домой.
— В понедельник в одиннадцать вечера меня начало трясти, потом отошли воды. Мы сразу поехали в родильный, — вспоминает. — Я поняла: что-то не так. Эти роды не были похожи на предыдущие. В три часа ночи начались схватки, боли были сильными. Я просила медиков: посмотрите меня. А врач Марина Улиганинец бросила: я не буду бегать около вас как бобик.
Федор просила сделать ей кесарево сечение. Женщину отговаривали.
— Олег до утра чесал мне поясницу. Ноги начали отекать, я теряла силу, не могла родить, — говорит женщина.
В 9.00 в палату зашла новая смена врачей.
— На дежурство заступила Виктория Пантьо, — продолжает Оксана. — С ней зашел и завотделением Мирослав Шекета. Я чуть ли не на колени упала перед ними: просила сделать кесарево.
— А они смеялись, — добавляет Олег. — Шекета говорит: раз женщина просит кесарево — будет рожать. Тогда я уже начал просить. А они: ”Какое кесарево? Мы сейчас капельничку поставим”.
В Ужгороде по договоренности обычные роды стоят $300, патологические — $400, а кесарево сечение — $800.
После препарата женщина начала рожать. Но в какое-то мгновение, вспоминает Оксана, врач с акушеркой начали перешептываться. По телефону вызвали подмогу: ”Экстремальные роды. Зайдите кто-то в пятую палату”. Пришел заведующий отделением. Спросил, сколько ребенок находится в утробе в таком положении — 5 минут. В палату сошлись восемь медиков. По мимике одного из них роженица поняла, что ребенок мертв: он дважды махнул головой.
Оксану Федор повезли на операцию.
— Пришел Олег — плакал, — говорит женщина. — Врач спросила о детях. Я сказала, что у меня два сына. Она ответила: ”Ну так и все”.
Олег подал заявление в городскую прокуратуру. Дело передали в Ужгородский горотдел. Сделали вскрытие ребенка. Судмедэксперт Ткачук написала: кровоизлияние в надпочечники, гематома печени, разрыв легких, чрезвычайно большой ребенок. Мальчик весил 4600 г, рост — 60 см.
— К нам приходили врачи, — рассказывает мужчина. — Просили, чтобы забрали заявление. Предлагали компенсировать смерть сына деньгами. Но мы не отступимся.
— У женщины были усложненные роды, — объясняет заведующий отделением Ужгородского роддома Мирослав Шекета. — Ребенок имел широкие плечики. Кесарево не делали, потому что показаний для этого не было. Вины врачей нет, — считает медик.

Снижана РУСИН, “Газета по-украински”

admin