С чем нас оставил Аркадий Вольский

Вот только что с экрана человек очень уважаемый, известный и даже знаменитый, сказал: «Вместе с Вольским уходит целая эпоха…» Слова конечно, красивые, с пафосом, но типично надмогильные, от которых тянет сладковатым духом тления — «Уходит эпоха…» Думаю, дело обстоит иначе. С такими людьми как Вольский эпохи не уходят, а приходят, в них воплощается не прошлое, а будущее. Это не их, а наша беда, что мы часто не умеем в таких людях разглядеть, осознать, оценить это качество.

Хотя попытки такие, конечно же, были. Во всяком случае, я посягал на это дважды в публикациях с размышлениями о судьбах России, о возможности её возрождения в присущем нашей стране от природы имперском качестве. Уверен, повторение сказанного в день прощания с Аркадием Вольским, самое уместное время. На этих словах уж точно не будет налёта траурной бесконфликтности, а главное, — будет гораздо легче понять не с чем Аркадий Иванович от нас уходит, а с чем оставляет…

Простимся с Аркадием Ивановичем Вольским. Ну, а моё прощание — эта статья, подготовленная по моей ранней публикации в «Независимой газете» (июль 1993) и по фрагменту книги «Пророков нет» (декабрь 1994), а давно прошедшие волнения тех лет в такие моменты напоминают, что годы идут, меняя всё вокруг, и лишь немногие, не поступившиеся своими принципами, оказываются способны достойно держаться на острие новейшей российской истории…

Постскриптум. …И, наконец, — персональный вопрос: кому возглавить движение за имперское возрождение России? Ничего готового, пожалуй, в наличии нет…

Следовательно, российскому обществу нужно искать новую фигуру, точнее, воспитывать и формировать её из подходящего для этой цели подручного политического материала. Ясно, что такой лидер не может быть новичком для большой политики. Ныне кота в мешке вознести на гребень политической волны будет очень трудно. Хватит, насмотрелись на быстронюхих «бурбулипартенков», скороспелых «шахраймейстеров» и недозрелых «козырят» с выпученными от политической натуги глазами.

Было бы идеально, если бы такой лидер уже сейчас имел в своём политическом багаже и индивидуальном имидже какие-то накопления, опираясь на которые, он мог бы не силком, не натужно, не конъюнктурно, а логично и естественно вписаться в концепцию возрождения сильной имперской России. Лучше, если это будет человек, который уже стоит во главе какой-нибудь достаточно влиятельной общественно-политической структуры или движения, имеющего в России глубокие исторические корни, которое, если не по своей нынешней деятельности, то хотя бы по предназначению не было чуждо державной идее. Иначе его приобщение к ней будет выглядеть также нелепо, как возвращение к христианской духовности Б.Н.Ельцина, колотящего дрожащей рукой о крышку кухонного стола пасхальные яйца на глазах у всей телевизионной России.

Лидеру новой имперской России вовсе не обязательно производить впечатление яркой политической личности, быть ростом выше коломенской версты, красноречивее Собчака и нежнее политически субтильного Станкевича. Наоборот, на фоне таких индивидуальностей он должен выглядеть кряжистым, крепко стоящим на ногах, даже немножко Собакевичем, поскольку в обыденном сознании основательность, несуетливость ценятся дороже феерического темперамента и политического красноречия.

Его должны знать как человека рассудительного, не бросающегося в схватку, в спор, в полемику по первому сигналу боевой трубы. Это особенно важно сейчас, когда Россия выглядит деморализованной и расхристанной страной, стоящей перед мрачной перспективой хозяйственной и национально-респубиканско-территориальной дезинтеграции и дефедерализации, а то и превращения во всероссийский Карабах.

В свете последних скандалов в духе взаиморазоблачений «сильных мира сего» у него должен быть прочный, накопленный ещё прежде авторитет деятеля, умеющего оставаться порядочным в любых ситуациях, сохранять достоинство, уметь не ошибаться в выборе политических партнёров и единомышленников. Во всяком случае умеющего не делать этого себе в ущерб, но и не предающего, не открещивающегося от сподвижников, в каких бы сложных и противоречивых «историях» не оказывались как он сам, так и члены его «команды». Иными словами, он должен соответствовать наивысшему критерию гражданской добродетели в России — уметь служить отечеству верой и правдой.

И, что отнюдь не лишнее для политического лидера, олицетворяющего сильную, уверенную в себе Россию, он не должен быть угрюм, смотреть на вас исподлобья, как бык на тореадора, а быть открытым для общения, для восприятия новых идей, обладать той особой формой политической интеллигентности, которая не подавляет ни высоким рангом, ни державным апломбом.

Понятно, что это человек не без недостатков, но в них должны угадываться не личные пороки, их-то как раз желательно уметь скрывать, если уж не удаётся избавиться, а недостатки нашей жизни, нашего времени, наши с вами недостатки. Качества, подтверждающие его нравственную связь с народом, должны выступать выпукло, так же, как и факты биографии, свидетельствующие о способности переступать через себя, если того требуют интересы страны.

Предложенный портрет, конечно же, собирательный. Но написан, уверяю вас, с натуры. Люди, обладающие перечисленными качествами, взятыми, понятно, не вкупе, в России среди активно действующих политиков есть. Быть может, они только немного притормаживают, не торопятся раскрываться в полном объёме своего политического потенциала. Возможно, они ждут часа, когда сама жизнь подаст им сигнал: пора действовать в полную силу на том направлении, которое действительно ведёт к возрождению России как сильной имперской державы…

…Понятно, за год, за два новый лидер не вырастет, с неба на наши грешные головы не свалится. Как бы и где бы мы его не искали, он всё равно окажется среди политических деятелей нам уже известных. Я своего мнения никому не навязываю, хотя бы по причине его парадоксальности, а может быть, даже и вздорности: мне в качестве будущего лидера вернувшейся на демократическую стезю России видится человек типа Аркадия Вольского, который в число победителей на выборах 12 декабря не протиснулся, не сумел со своим «Гражданским союзом» даже преодолеть квалификационный рубеж в 5% голосов.

Но те же декабрьские выборы обозначили весьма важную политическую тенденцию. Россия вряд ли примет лидеров, представляющих противоборствующие группировки. Да и сами эти группировки сделают всё возможное, чтобы заблокировать продвижение вперед хоть кого-то из «чужих», особенно из числа новоизбранных. Должен появиться человек на лидерство которого, пусть скрипя зубами, пусть со множеством оговорок, пусть при выставлении самых разнообразных условий, должны будут согласиться все.

Компромиссные фигуры всегда на вид слабые, нелепые, уязвимые. Но не будет их — не будет и компромиссов. Никто из амбициозных политических деятелей, способных завоевать власть, затем удержать её в своих руках не сможет. Слишком несовместимым он окажется со своей остальной политической элитой, не принадлежащей к его «клану». Чтобы спасти Россию от смуты, власть нужно не завоёвывать, её придётся отдать, если хотите, подарить, как это однажды сделали властолюбивые бояре Шуйские, Годуновы, Басмановы…

Понятно, что А.Вольский не единственный претендент в «компромиссные лидеры», в тени которого и должен будет появиться действительно реформаторский «предводитель», а не демократ-крушитель или охранитель-коммунист. Есть и другие…

Кстати, почему завершилась крахом политическая судьба М.Горбачёва и Б.Ельцина? В принципе по одной и той же причине. М.Горбачёв поднял ногу для прыжка, перенёс на неё центр тяжести и не прыгнул. Естественно, свалился. Б.Ельцин мощно оттолкнулся и взлетел… На вроде вороны из мультфильма про домовёнка Кузю. «Куда хочу, туда лечу!» — в наркологическом угаре кричала она, наклевавшись отворотного зелья. Но слегка протрезвев, всё-таки задалась резонным вопросом: «Куда хочу? Куда лечу?»… И благоразумно решила прервать безадресный полёт, который очень даже просто мог обернуться свободным падением. Но Б.Ельцин «точку отрезвления», к сожалению, уже пролетел…

А.Вольский, кряжистый и неяркий, на «новое мышление» спозаранку, уснув коммунистом, а проснувшись демократом, не претендует, среди самозванных командующих «парадом суверенитетов» не числится. Одной ногой он ещё стоит на том берегу, от которого оттолкнулся М.Горбачёв, второй примостился на кочке, которую в стремительном полёте миновал Б.Ельцин. Он за демократию, но не безбрежную. За рынок, но не в одночасье. За президентскую республику, но без стрельбы из пушек. За частную собственность, но под контролем государства. За приватизацию, но не чичиковскую. За ликвидацию банкротов, но без массовой безработицы. За сбалансированный бюджет, но без умопомрачительных темпов инфляции.

И ещё десятки «да», через десятки «но». Согласен, позиция не слишком изящная. Не позиция, а поза. Извините за грубое слово — враскоряку. Мало сказать, непривлекательная, ущербная, но к тому же со всех сторон уязвимая. Каждый, кого ни возьми, хоть «справа», хоть «слева», норовит ногой пнуть. Да всё по деликатным, наиболее болезненным местам.

А.Вольский терпит, потому что понимает: вмиг стране мозги набекрень не перевернуть. Есть единицы, кому это удалось, но это случай не политический, а скорее медицинский. Вчера закоренелый коммунист, сегодня — неистовый демократ. Вчера кадровый госплановец, чиновник и бюрократ несусветный, сегодня — неукротимый рыночник. А.Вольский понимает и знает: нет у нас в стране чистокровных демократов или потомственных рыночников. Обязательно в недалёком прошлом каждый или «научный коммунизм» в Свердловске преподавал или секретарём обкома там же или где-нибудь в другом месте служил, или в газете «Правда» экономические статьи редактировал, или в университете про развитый социализм лекции читал. Поэтому, либо тогда лгал, либо сейчас врёт. Ведь времени, согласитесь, на «перековку» слишком мало для здорового рассудка было, всего каких-нибудь два-три года.

А.Вольский понимает и знает, что самые неприступные крепости, которые штурмом не берутся, а только долговременной осадой, это человеческий разум, традиции, привычки. Понимает и знает, потому что сам несёт в себе и на себе пороки и недостатки, присущие нашему времени и нашей жизни. Но он, в отличие от некоторых других, знает и понимает, отречься в миг от себя прежнего — тоже предательство. Быть может, даже пострашнее любого другого. Потому что предав себя, не остановишься и перед предательством других.

А вот А.Вольский за минувшие годы, при всех своих недостатках и пороках, никого не предал, ни от себя, ни от других не отрёкся. Даже от Б.Ельцина после октябрьского пленума ЦК КПСС в 1987 году. Он был единственным, кто пожал ему руку после учинённой над ним расправы, когда другие, над Б.Ельциным глумились. Он не стал бросать камни и в М.Горбачёва, когда этого не делали только ленивые.

Я был свидетелем, как А.Вольского накануне выборов 12 декабря уговаривали отказаться от названия избирательного блока «Гражданский союз», поскольку оно, — это название, — связано с именем А.Руцкого, участником октябрьского мятежа. Это, мол, справедливо говорили соратники, может отпугнуть «от нас» некоторых избирателей. Быть может, как раз тех, что могли перекрыть дефицит голосов, не хвативших для преодоления пятипроцентного барьера. А.Вольский ответил: «Я состоял в «Гражданском союзе» не потому, что в нём был Руцкой. А потому, что верил в идеи и принципы, которые мы в этот союз закладывали. Можете поменять название, хоть на «гражданский мир», хоть на «гражданский брак», но дальше действуйте без меня». Согласен, изощрённый политик поступил бы, возможно, иначе. Но порядочный человек, только так.

Повторяю, я никому не навязываю своих суждений о Вольском. Я убеждён только в одном, он может нравиться или не нравиться, но у него есть своё, только ему принадлежащее лицо, как политическое, так и сугубо человеческое. У других известных мне деятелей только либо вчерашний коммунистический профиль, либо сегодняшний демократический фас. А я очень боюсь двуликих Янусов. И в жизни, и в политике. Но Аркадий Вольский не пугает…

admin